На портале «Сухум-Москва» регулярно публикуются материалы, посвященные самым злободневным абхазским темам. В том числе, экономике и бизнесу. Появлялись уже там и интервью с руководителями Центра поддержки российского бизнеса в Абхазии «Аидгылара», в частности  материал «Абхазия не рай для инвесторов, но и не ад».  И вот новое интервью,  в котором генеральный директор ООО «ЦПРБ «Аидгылара» Анна Калягина ответила на вопросы журналиста Дмитрия Статейнова.
Предлагаем Вашему вниманию материал портала «Сухум-Москва «Необязательно застраивать страну громадными отелями». 
"Необязательно застраивать страну громадными отелями"

По нашему глубокому убеждению, инвестиционный процесс в Абхазии не запустится в полной мере, пока в обществе не появится консенсус по поводу того, куда, как и на каких условиях должны вкладываться деньги. Но российский бизнес хоть и очень осторожно, но приходит в страну и пытается здесь работать. О более тонких нюансах этой сферы, интервью с директором Центра поддержки российского бизнеса в Абхазии Анной Калягиной.
 — С какими проблемами сегодня приходится сталкиваться российским предпринимателям в Абхазии?
— В своем выступлении я достаточно подробно остановилась на проблемах российских предпринимателей. Об этом мы также пишем постоянно на сайте «Абхазские проекты. Бизнес и инвестиции». Если же кратко, то основные проблемы таковы: во-первых, это вопиющая юридическая неграмотность очень многих российских предпринимателей или это ностальгия по 90-м годам в России, когда значительная часть бизнеса была в серой зоне. Очень часто люди идут на такие варианты ведения бизнеса, на которые не пошли бы в России. Далеко не все обращаются в наш центр или другие профильные структуры, предпочитая действовать «на авось» и  просят помощи тогда, когда эту помощь оказать уже проблематично. Правда, в последнее время ситуация стала меняться в лучшую сторону. Во-вторых, это слабая информированность об абхазском законодательстве, деловых традициях и нюансах, объектах для инвестиций. В-третьих, у российских предпринимателей, только начинающих свой бизнес в Абхазии, часто нет ощущения защищенности. Причем, во многом это происходит не от реальных проблем, а из-за общего негативного фона от неудач и неурядиц тех россиян, которые как раз решили в свое время работать не по закону, а по понятиям. Ну, и в четвёртых, кадровый голод. Эта проблема остро чувствуется и в России, но в Абхазии с этим все еще хуже.

— Вы говорили об очевидном несовершенстве экономической законодательной базы. Представим, что законы приняли, создали идеальную экономическую платформу. Каким образом можно следить за исполнением законов в сегодняшних абхазских реалиях?
— Безусловно, самые хорошие законы не будут работать в условиях хаоса госуправления, коррупции и безответственности. Соответственно, необходима эффективная деятельность надзорных органов, публичность принятия и исполнения решений, общественный контроль и персональная ответственность исполнителей. Я не совсем понимаю, почему считается, что этого нельзя добиться в нынешних абхазских реалиях. Для начала необходимо понимание необходимости проявления принципиальности и последовательности в выстраивании именно такой конструкции со стороны высшего руководства страны. Мне кажется, что у нашего президента такое стремление есть.

— На ваш взгляд запрет на продажу недвижимости иностранцам снижает ли  интерес российских инвесторов к Абхазии? И если это так, то почему до сих пор не придумана какая-то альтернатива для обеих сторон? Есть ли выход из сложившейся ситуации?
— Прежде всего хочу отметить, что запрет существует на покупку жилой недвижимости иностранцам. Коммерческую можно покупать. Но проблема в том, что как таковой коммерческой недвижимости нет, так как нет реестра этой недвижимости и зачастую просто непонятно, кто и чем владеет. Теперь о жилой недвижимости. Я тоже противник продажи жилой недвижимости. Но я противник продажи хаотичной, нелегальной (которая сейчас и ведется), без каких-либо гарантий и продажи просто для продажи. Необходимо все же решить, что именно нам не нравится и предотвратить это. Выработать схему, по которой возможно будет иностранцам покупать это самое жилье, не нарушая тем или иным образом баланса в Абхазии. Конечно, косвенным образом, отсутствие возможности легально проживать в своем доме или квартире снижает интерес к бизнесу в Абхазии у тех предпринимателей, которые не против переехать в нашу страну и вести здесь легальный бизнес, инвестируя в абхазскую экономику. Что касается альтернативы, то она отсутствует по той причине, по которой не принимаются оперативно необходимые законы, годами имитируется работа по составлению кадастров. Очень многим удобно вести дела по мутным схемам, распоряжаясь имуществом, права на которое у них более чем сомнительное. В общем, было бы желание, уже давно бы вопрос был решен с учетом всех интересов.

— Каким образом можно регулировать вопрос продажи недвижимости иностранцам с учетом абхазской специфики?
— Выход из ситуации безусловно есть. Во-первых, проработка закона о жилье, который не так давно внесен в парламент. Наверное его следует конкретизировать и ужесточить, наложив на потенциальных покупателей серьезные ограничения и обременения с отказом от прошений о предоставлении абхазского гражданства. Во-вторых, можно рассмотреть варианты внедрения механизма долгосрочной аренды, привязав его, к примеру, к Закону «О государственно-частном партнерстве». Отчасти я знаю опасения противников любой продажи, даже с обременениями. Дело в том, что в Абхазии уровень коррупции и несовершенные бюрократические механизмы неизбежно ведут к провалу любого дела.

— Вы пытались выходить со своими предложениями к парламентариям? Есть какие-то положительные результаты?
— Я некоторое время назад входила в состав рабочих групп при министерстве экономики. Но, так как заседания были не регулярны, а работа затягивалась, решила не тратить на это свое время. Предложения должны быть обоснованными и серьезно подготовленными. А это немалый труд. Но, учитывая заинтересованность предпринимателей и в рамках работы политсовета партии «Единая Абхазия», мы будем готовить законопроекты и инициировать их в парламент.

— Мы входим в долговременный широкий кризис. Очевидно, что инвестиционная активность будет сокращаться. В Абхазию инвестор и так не особо шёл. Может быть в ближайшие годы вообще не будет смысла заниматься этими вопросами?
— В 2008 году Россия тоже вошла в кризис, но произошло признание Абхазии, были выделены деньги и подписаны договора. И немало инвесторов отправилось к нам. Тут надо различать крупных инвесторов для серьезных проектов и тех предпринимателей, которые с небольшими бюджетами собираются работать в Абхазии. Первых здесь не будет еще долго, хотя при совпадении некоторых факторов вполне возможны инвестиции в то же сельское хозяйство. Но привлекать малый и средний бизнес можно и нужно. За последнее время к нам поступает гораздо больше запросов и заявок по поводу бизнеса в Абхазии, чем раньше. Многим из таких бизнесменов мы оказали и оказываем услуги. Среди направлений — и производство, и торговля, и туризм. И может быть, такая тенденция как раз для Абхазии нормальна. Приход корпораций это не всегда хорошо. Не хотим второй Сочи, главное — нормальная инфраструктура и занятость населения. Но для этого необязательно все застраивать громадными отелями и строить большие заводы.

— Вы могли бы нарисовать портрет потенциального российского инвестора, который будет готов заниматься абхазскими проектами в кризисное время?
— В первую очередь, это создание бизнесов в сфере оказания туристических услуг, ремонт и обслуживание техники, небольшие производства, фермерские хозяйства. Это небольшой по российским меркам бизнес, которому нравится Абхазия, поэтому они именно здесь, а не в Испании или на Кипре. Таким людям как раз и надо помогать.

— У вас нет ощущения, что одна из причин низкой инвестиционной активности — отсутствие гарантий государства в том смысле, что государство в абхазских условиях не является игроком, который способен «все решать». Инвестор, который считает, что, если он договорился, условно говоря, с главой правительства, на практике попадает в систему, где гарантии даже первых лиц государства не работают. Почему вообще российский бизнес, который интересуется Абхазией, так мало осведомлен, как правило, нормами и правилами игры в этой стране?
— Гарантии нужны всегда, но и риски существуют всегда. Как уже говорилось, крупный бизнес не спешит в Абхазию, а среднему и малому бизнесу достаточно для развития и устойчивого интереса гарантий безопасности со стороны правоохранительных органов и работающие законы. Мало государственных ресурсов с информацией. Конечно, если поискать и проявить желание, то найти можно. Например, есть сайт представительства ТПП РФ в Абхазии или наш сайт: Абхазские проекты. Бизнес и инвестиции. Там много полезной информации. Мне кажется, что если правительство Абхазии заинтересовано в инвесторах и инвестициях, должен существовать государственный портал с информацией об Абхазии, авторитетный и достоверный. Но пока его нет. Информированность зависит от многих факторов. Первое это то, что хотят услышать, то и слышат. Не хотят платить налоги, оформлять документы, есть некая усталость от жестких правил, существующих в РФ и бюрократии, вот и начинают в Абхазии с «легкой руки» местных жителей нарушать направо и налево. Потом идет негативная информация, а прежде всего она исходит от «горе-предпринимателей», а не от профессионалов. Грамотный предприниматель всегда ищет информацию и любит работать прозрачно. И хорошо, что последнее время, по нашим наблюдениям, таких бизнесменов все больше. Во-вторых, в абхазских условиях инвестиционные проекты требуют нередко реального, а не номинального, согласия общества.

— Какой вы видите эффективно организованную инвестиционную деятельность с учетом реалий маленькой страны?
— Это очень серьезный вопрос, и он требует полноты. В рамках данного интервью невозможно на него ответить. Если же кратко, то все сходится, конечно, к общему порталу, на котором бы выставлялись те или иные проекты и бизнес планы. Инвесторы должны заходить на конкурсной основе, а не просто по зову денег. Должна быть информационная открытость. Если рассматривается инвестпроект, на который нужно выделение земли правительством или парламентом, то общие характеристики должны публиковаться. Если рассматриваются инвестпроекты по программе соинвестирования, данные о них должны быть в открытом доступе. Если речь о производстве в пределах населённых пунктов, то, если оно крупное, жители должны быть в курсе. Должна работать экспертная группа и план инвестирования, разработанные на уровне государства. Определены приоритетные направления. Очень многое надо сделать, для этого нужны специалисты, грамотные и любящие Абхазию, чтобы ничего не испортить. Надо нарисовать мысленно ту Абхазию, которую мы хотим видеть, и стремиться к этому идеалу. Макет должен существовать, чтобы знать, куда двигаться и какие шаги предпринимать. Конечно, проще от всего отказываться, тем самым защищаясь, но так можно деградировать. С учетом реалий маленькой страны это все реализовать намного проще. Нам надо перестать топтаться на месте с патриотическими лозунгами и подумать о том, что нашим детям необходимо жить в цивилизованной прогрессивной стране, и мы не можем даже в «полупризнанном» состоянии закрыться от мира, надо научиться сохранять самобытность, не теряя связи с общим миром.

Беседовал Дмитрий Статейнов

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Введите символы *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.