Абхазский бизнес с французским акцентом

Интересный рассказ о гражданине Франции, который попав волею судьбы и по служебной надобности в Абхазию, остался здесь на постоянной основе. и даже организовал вполне успешный бизнес.

«..В то же время,  в Абхазии у начинающих предпринимателей есть огромные возможности. Во-первых, очень много ниш еще не занято, и есть потребность в производстве тех или иных товаров. Во-вторых, здесь можно начать бизнес с маленького капитала, в Европе это, к примеру, невозможно, там, не имея большой спины и огромных финансовых возможностей, такой бизнес никогда не начнешь». 

С французом можно только согласиться. Путь бизнесмена в Абхазии вряд ли подойдет для большинства из тех, кто привык комфортно работать в московских офисах. Но если есть желание работать и интегрироваться в местную среду, то можно добиться очень неплохих результатов.

Скриншот 2016-04-02 19.21.35

Жан Марк Данто из города Сан Назер во Франции приехал в Абхазию в 1997 году, чтобы строить школы в составе гуманитарной миссии международной организации, однако обстоятельства сложились таким образом, что французский инженер навсегда остался в республике, где основал успешный бизнес.

Астанда Ардзинба, Sputnik.

Жан Марк Данто приехал в Абхазию девятнадцать лет назад в 1997 году в составе гуманитарной миссии международной организации «Движение против голода». Рабочая поездка в маленькую незнакомую страну, которая должна была продлиться всего две недели, в корне изменила жизнь французского инженера-строителя.

«Я находился в то время в Анголе, где участвовал в строительстве больницы. Совершенно неожиданно мою работу прервали, срочно понадобился инженер для составления сметы по восстановлению 18 школ в Абхазии по проекту УВКБ (Управление Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев). Я тут же выехал из Луанды (столица Анголы – ред.) в Тбилиси и оттуда в Сухум», — рассказал Жан.

Он родился в небольшом портовом городе Сан Назер на юге Франции, окончил Ноттингемский университет в Великобритании. После университета Жан начал проектировать и строить корабли в родном городе. Но карьере в корабельном строительстве он предпочел путешествия и работу в международной гуманитарной организации.

25-летний молодой человек, отправляясь в Сухум, не имел никакого представления о том, куда направляется. Слышать об Абхазии Жану до тех пор не приходилось.

«Если честно, мои первые впечатления об Абхазии очень смутные, — признается собеседник, — в Анголе я подцепил малярию как раз перед отъездом, и в Абхазию впервые приехал с температурой под сорок градусов в день своего рождения», — поделился воспоминаниями инженер.

Выполнив задание организации за две недели, Жан уже собирался уехать, но проект очень быстро одобрили, а его попросили остаться еще на три месяца, чтобы запустить строительство, пока организация не найдет другого инженера. Он задержался в Абхазии на год.

В 1998 году начались очередные проблемы в Галском районе, много беженцев перешло за реку Ингур, поделился воспоминаниями инженер. Для Жана это означало начало строительства лагерей для беженцев в Зугдидском районе. Но через полтора года новые гуманитарные проекты вернули его в Абхазию. Дальше все решила судьба, встретившись с будущей супругой – абхазкой, он прочно связал свою жизнь с этой страной.

Здесь он пытался было открыть строительную фирму, что практически удалось, однако работа не продвинулась дальше выполнения нескольких заказов. После Жан несколько лет работал в HALO Trust (международная организация, занимающаяся обезвреживанием мин и боеприпасов).

Сегодня Жан вместе с супругой воспитывает троих детей и расширяет свой бизнес – производство оконных систем. Его фирма быстро получила одобрение и признание у клиентов, за несколько лет заняла лидирующие позиции на рынке. Фирма не только производит металлопластиковые окна, но поставляет сырье, купленное в России и Европе, менее крупным производителям республики.

«Мы просто сидели вечером со своим нынешним партнером и рассуждали. Он в то время работал в подобной фирме по изготовлению оконных систем. Мы разговорились и стали рассуждать, почему бы и нам тоже не открыть. Эта сфера сопряжена с моей профессией строителя», — рассказывал Жан о возникновении идеи создать фирму.

Технологию изготовления оконных систем партнеры изучали по интернету, в Сочи приобрели кустарные станки и сырье на несколько заказов. Так начиналось становление одной из крупнейших фирм в области разработки и производства оконных систем в Абхазии и на юге России.

Жан проводит для нашей съемочной группы экскурсию по заводу, который располагается в окрестностях Сухума в селе Ачадара. Здесь расположен и офис компании и два крупных цеха: по изготовлению стеклопакетов и оконных рам. Во дворе небольшой бассейн, который собеседник демонстрирует с особой гордостью, и поясняет, что с недавнего времени его фирма освоила и это направление.

«Это очень выгодно на сегодняшний день. Все больше жителей Абхазии начинают устанавливать в своих дворах бассейны. Это не мудрено, ведь Абхазия —  туристическая страна, а для отдыхающих нужен бассейн как бы ни было рядом море», — говорит он.

На предприятии работают сорок человек, в том числе и репатрианты из Сирии и Иордании. Все производство механизировано, огромные машины выполняют самую сложную работу, задача человека – осуществлять контроль, пояснил Жан.

«Выходит, построить успешный бизнес в Абхазии иностранцу под силу?» — спрашиваю я.

«Не совсем, — отвечает Жан и объясняет, — мой партнер – двоюродный брат моей жены, вдвоем нам было гораздо проще. Одному иностранцу построить все это не под силу. Вы знаете лучше моего, с какими проблемами он может столкнуться».

В то же время, продолжает он,  в Абхазии у начинающих предпринимателей есть огромные возможности.

«Во-первых, очень много ниш еще не занято, и есть потребность в производстве тех или иных товаров. Во-вторых, здесь можно начать бизнес с маленького капитала, в Европе это, к примеру, невозможно, там, не имея большой спины и огромных финансовых возможностей, такой бизнес никогда не начнешь», — отметил собеседник.

Жан признается, что сегодня уже не чувствует себя в Абхазии иностранцем и совершенно освоился. Здесь у него любимая работа, друзья и семья. Два сына и дочь Жана, французы по происхождению, ходят в абхазскую школу и отлично владеют родным языком своей матери. Сам Жан уже понимает по-абхазски и немного говорит. Эти знания помогают ему, когда он общается с родственниками, и когда делает уроки с детьми.

Sputnik Абхазия: http://sputnik-abkhazia.ru/Abkhazia/20160401/1017744565.html#ixzz44gUyhAwE

3 Comments

  1. Француз в Абхазии это сильно. А если бы еще и порядок во всем был, так пришлось бы от европейцев границу закрывать. Ехали бы отовсюду.

  2. Сергей Балахнин 12.07.2016 at 14:09

    Француз явно романтик. Но молодец.

  3. Лучший хлеб в Дранде. и попробуйте сказать что нет.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Введите символы *

34493795